Какие гаджеты и технологии используют беспаспортисты и другие беглецы от цивилизации
Люди

Какие гаджеты и технологии используют беспаспортисты и другие беглецы от цивилизации

5
4740

Технологически Россия — весьма продвинутая страна. Мобильный интернет покрывает более 90% населённой территории, продажи смартфонов бьют рекорды, несмотря на общую бедность. Треть покупок совершается онлайн. Сервисы такси и службы доставки еды растут как на дрожжах. Но это в больших городах. Сёла и деревни вымирают. К 2025 году их население сократится в полтора раза. Что там делать, если вы не фермер? Разве что скрываться от цивилизации. Такие беглецы в России есть, их десятки тысяч. Что ими движет? Какими дарами прогресса они пользуются, от каких отказываются и почему? Digger об этом рассказал социолог, аналитик НИУ ВШЭ Артемий Позаненко. Он исследует феномен самоизоляции уже несколько лет.

Егор Сонин

Корреспондент



Артемий Позаненко

Социолог, аналитик НИУ ВШЭ

— Изоляция бывает разная. Есть самоизоляция, есть пространственная изоляция, есть изоляция от власти.

В целом под самоизоляцией я понимаю экопоселения, в которых вчерашние горожане прячутся от бездушного технократического общества, которое их не устраивает. Беглецы контролируют своё взаимодействие с внешним миром, сами решают, когда и как выходить с ним на связь. Часто у этих людей нет опыта не только сельской, но даже дачной жизни, они не вполне понимают, как нужно вести хозяйство, завязок в городе при этом остаётся много. Например, они сдают квартиры, работают удалённо, продолжают вести в городах какой-то бизнес.

Я исследовал это явление на примере беспаспортистов, анастасийцев и рериховцев

Беспаспортисты

Беспаспортистами называют людей, по религиозным причинам отказывающихся от паспортов и прочих документов. Они могут придерживаться разных мировоззрений, но наиболее заметные из них – православные. Они считают, что в «святом месте» Апокалипсис не наступит (а во всех прочих местах наступит совсем скоро), и массово съезжаются туда. Несколько тысяч таких беглецов можно найти, например, в окрестностях Дивеева, села на юге Нижегородской области рядом со Свято-Троицким монастырём. В нём хранятся мощи Серафима Саровского. 

Приезжая в Дивеево, эти люди отказываются от паспортов (отсюда и название), ИНН, СНИЛСа, других документов. Они считают, что в них зашиты чипы, по которым людей можно отследить. Это творение Антихриста. Вместо паспортов у них есть так называемые справки о тождественности, которые удостоверяют, что их обладатель действительно тот, за кого себя выдаёт. По ним, например, можно получать пенсию, а вот устроиться на официальную работу — нет. Паспорта времён СССР при этом они не выбрасывают — в них чипов точно нет. 

Православные беспаспортисты интересны тем, что из всех представителей самоизолировавшихся сообществ они враждебнее всего относятся к технологиям. Не признают не только биометрию или банковские карты, но и вообще все документы и предметы, где есть штрихкоды или номера. Штрихкоды обязательно вырезают или замазывают замазкой, даже если находят их на упаковке от чего-то.

Интернет беспаспортисты тоже не любят, хотя основные сведения о внешнем мире черпают именно оттуда. А откуда ещё? Как правило, эту повинность на себя берёт один человек — например, духовник. Затем распространяет новости среди остальных в виде печатных брошюр.

При этом у многих есть кнопочные мобильные (смартфоны с сенсорными экранами запрещены совсем — там уж точно чипы). Мобильные хранят подальше от спален и используют только при острой необходимости. Считается, что держать телефон рядом с головой нельзя — станет плохо.

Многие из них сознательно не подключают электричество, а если есть — отключают. Животных никогда не вакцинируют — при вакцинации их якобы чипируют. «Чипированное» молоко пить нельзя, потому что оно тебя самого «чипирует».

Среди беспаспортистов много пожилых, но молодёжь тоже есть. Как правило, все беспаспортисты многодетные. Детей они либо совсем не пускают в школу, либо не разрешают им сдавать экзамены вроде ЕГЭ, где сдающему присваивают номер. Нередки случаи, когда дети получают паспорта втайне от родителей и убегают.


Беспаспортисты считают, что при вакцинации животных чипируют. «Чипированное» молоко пить нельзя, потому что оно тебя самого «чипирует» 


Большинство беспаспортистов живут достаточно бедно. Прокормиться своим хозяйством нельзя: не у всех оно есть, а если есть, то, как правило, совсем небольшое. На работу можно устроиться только неофициально, поэтому подрабатывают в основном на стройках и при монастырях. Люди постарше, особенно одинокие старики, живут на подаяния. При этом от пенсий многие отказываются.

Беспаспортистов сложно назвать единым сообществом, в сущности, это просто люди с единым мировоззрением. Они объединяются, когда нужно решить вопросы с внешним миром. Могут коллективно нанять адвоката, выступить c петицией.

Фото: poselenia.ru

Анастасийцы

Одно из самых крупных сообществ, проживающих в самоизоляции (до ⅔ общей численности), — анастасийцы. Правильнее назвать их движением. Как правило, они живут в анастасийских поселениях, так называемых поселениях родовых поместий. По разным данным, всего в России их от 14 000 до 50 000 человек.

Анастасийцев можно найти в подавляющем большинстве регионов европейской части России и Западной Сибири, особенно в пределах 200-300 километров от крупнейших городов, из которых они обычно и переезжают. Но больше всего их на Кубани. Там тепло, щедрые урожаи, а построить дом дёшево. Некоторые стараются вообще не использовать современные материалы: ставят глиняные дома из самана (кирпича-сырца с примесью навоза) или соломенные мазанки.


У некоторых анастасийцев на Большой земле даже есть свой IT-бизнес: сайты, агрегаторы


Свои территории анастасийцы называют поместьями, для них есть чёткие требования. Так, поместье не может быть меньше 1 га, там должен быть собственный огород, сад и Родовое дерево. Жить в поместье обязательно нужно всей семьёй, причём постоянно, хотя бывают случаи, когда в поселения приезжают только на лето. Как правило, община арендует или выкупает заброшенные поля или пастбища, делит землю на блоки и перепродаёт новичкам. Обычно новых членов выбирают на общем собрании. 

Впервые идею родового поместья в серии книг «Звенящие кедры России» высказал российский писатель Владимир Мегре. Первая работа, «Анастасия», опубликованная в 1996 году, дала название движению. 

Роль общины не очень большая, в приоритете семья. Но всё же анастасийцы кооперируются активнее, чем те же беспаспортисты: создают артели из нескольких семей, производят какую-нибудь экопродукцию вроде шоколада, масел, органических зубных порошков.

К технологиям у анастасийцев в целом нормальное отношение. Например, свободно пользуются мобильными. У большинства нет телевизоров, но есть интернет. С его помощью они работают удалённо: программистами, переводчиками. У некоторых на Большой земле даже есть IT-бизнесы: сайты, агрегаторы. Многие проводят платные вебинары или колесят по городам и поселениям с лекциями на самые разные темы, от вреда бытовой химии до пользы домашнего обучения. Но основным заработком для значительной части поселенцев, конечно, остаётся сдача в аренду городской квартиры

Хозяйственные роли распределены между семьями по принципу ТСЖ. Скажем, нужно расчистить дорогу от снега. Одна семья организует сбор денег со всех жителей, находит специальную технику или нанимает рабочих, следит за процессом. На следующий год эта обязанность переходит к другой семье. 

Дома анастасийцы топят буржуйками или котлами, от которых расходятся трубы по всему дому. К газу подключаются реже. Водопровод тоже редкость, воду получают из автономных скважин. Но главная проблема — ЛЭП. Некоторые анастасийцы считают, что подключение к сети — это подключение к «системе», что недопустимо. ЛЭП можно провести только коллективно, и на общих голосованиях жители ссорятся вплоть до фамильной вражды.

Некоторые противники подключения используют автономные генераторы или даже солнечные батареи. Иногда их собирают самостоятельно из деталей, купленных в интернете. Некоторые на этом даже зарабатывают. 


Беспаспортисты не признают интернет, но иногда духовник заходит в Сеть за новостями, а затем распространяет их в виде печатных брошюр


В целом у анастасийцев большая текучка. Во-первых, не у всех получается встроиться в общинную жизнь, найти заработок в селе. Во-вторых, поколенческие конфликты. Дети, особенно старшие школьники, часто отказываются переезжать в деревню просто потому, что взрослые так захотели. Вырастая, многие возвращаются в города.

Рериховцы

Рериховцы — последователи учения «Живая этика» художника и философа Николая Рериха и его жены Елены. О них известно меньше всего. 

Николай Константинович Рерих (1874–1947) — российский художник, путешественник, общественный деятель, философ, мистик. Автор и инициатор создания первого в истории мирового договора о защите культурного наследия («Пакт Рериха»).

Вместе с женой Еленой создал так называемое рериховское движение, в основу которого легло их философское учение «Живая этика». Оно пропагандирует всеобщее равенство, сотрудничество народов на основе коллективизма и общности, а также культурное и нравственное развитие.

Сторонников движения объединяет вера в скорое наступление «новой эпохи». 

Фото: РИА «Новости»

По моим оценкам, всего в России не больше 5000 рериховцев. Отдельных поселений они не создают и живут, как правило, обособленно друг от друга, но есть всё же несколько мест силы, притягивающих рериховцев. Главное — Уймонская степь на горном Алтае, которую Рерих посетил в ходе своей Центрально-Азиатской экспедиции. Ещё одно — близ озера Светлояр в Нижегородской области, где, по преданию, ушёл под воду град Китеж. Как правило, рериховцы селятся на окраине существующего населённого пункта. Полноценным самоизолировавшимся сообществом их назвать всё же нельзя.

Про быт рериховцев известно совсем мало. Если, например, анастасийцы пишут книжки с инструкциями о том, как создавать поместье, как воспитывать детей, какая у всего этом цель, то у рериховцев конкретной цели нет. Они хотят перейти в «более тонкий мир» путём саморазвития, но как именно этого достичь, никто точно не знает. В книгах Елены Рерих есть какие-то очень точечные бытовые советы, но это всё. В основном рериховцы занимаются творчеством, постоянно что-то изучают.

Я не встречал рериховцев, которые бы негативно относились к технологиям, считали, что они их как-то порабощают. Если они устраиваются на работу, то она чаще всего связана с культурой и образованием. Иногда рериховцы открывают музеи и дома творчества, проводят искусствоведческие семинары.

ЦИфры


5000

человек — приблизительная численность рериховцев

Книги философского учения «Живая этика»

Пространственная изоляция

Есть, разумеется, поселения, которые оказались отрезанными от мира не по воле жителей. Так получилось. В советское время многие удалённые населенные пункты — например, в Сибири, на Дальнем Востоке и на Кавказе — были связаны с Большой землёй только малой авиацией или водным транспортом. Считалось, что проводить туда обычные дороги нецелесообразно: слишком дорого. Когда СССР рухнул, люди оказались предоставленными сами себе.

Многие жители таких поселений никогда не выбирались в большой мир. Руки даже муниципальных властей до таких удалённых уголков не доходят. Люди со всеми проблемами справляются сами: расчищают просеки под ЛЭП, налаживают ледовые переправы, предупреждают друг друга о рейдах Рыбнадзора (от него, кажется, скрыться нельзя нигде). 

Идеологических взглядов на технологии у них нет. Мобильная связь ловит не везде, а спутниковый интернет слишком дорогой. Интернет есть. Охотники с его помощью ищут скупщиков. 

Материалы собраны в ходе индивидуального исследовательского проекта «Социальная структура локальных сообществ, пространственно изолированных от институтов публичной власти» (при поддержке фонда «Хамовники») и организованных автором студенческих экспедиций в рамках проекта НИУ ВШЭ «Открываем Россию заново».

Материал подготовлен при участии Вики Васиной.

5 комментариев

Написать комментарий