«Художник должен страдать, изобретатель — нет». Автор «Изобретено в СССР» о том, как уклад тормозит прогресс
Люди

«Художник должен страдать, изобретатель — нет». Автор «Изобретено в СССР» о том, как уклад тормозит прогресс

1
888

Какие великие российские изобретения вы знаете? Паровоз, радио, таблица Менделеева, автомат Калашникова, водородная бомба, первый искусственный спутник Земли, атомный ледокол. С некоторой натяжкой — телевидение и электрическая лампочка… «Тетрис»! Даже сходу, без раздумий получается составить впечатляющий список. Но есть с ним кое-какие проблемы. Во-первых, всё это было придумано сравнительно недавно. Во-вторых, мало чем из этого мы пользуемся в реальной жизни. Ну и Владимира Зворыкина, конечно, в равной степени можно считать как российским, так и американским инженером. В чём здесь дело? На эту тему Digger поговорил с популяризатором науки, автором книг «Изобретено в России» и «Изобретено в СССР» Тимофеем Скоренко.

Егор Сонин

Корреспондент


Когда в России начали изобретать

— Вы написали две книги об истории изобретательской мысли в России: первая описывает период от Петра I до Николая II, вторая посвящена СССР. Внутри этих двух больших временных отрезков можно выделить более мелкие?

— Конечно. Период Российской империи легко делится на две части: до и после появления авторского права. У нас оно хоть в каком-то виде зародилось лишь при Елизавете Петровне, а законодательно оформилось и вовсе в начале XIX века, с вековым опозданием от Европы. Всё, что было до этого, — период тотального бесправия.

Первые патенты появились ещё в XV веке в Венеции. Это были привилегии, которыми мог наделить правитель. В России даже такая примитивная система — привилегии от правителя — возникла лишь в XVIII веке!

Как возникло патентное право в россии


Авторское право в Российской империи впервые появилось только в 1820 году. Согласно Положению о правах сочинителей, изобретения должны были охраняться в течение всей жизни автора и 25 лет после его смерти. Авторским правом наделял монарх. Более современный закон был принят в 1886 году. Положение о привилегиях на изобретения и усовершенствования определило правила рассмотрения заявок, сроки выдачи патентов, принципы их передачи или продажи, а также наказания за различные нарушения. Оно действовал до 1924 года.

В Англии же, например, система патентного права, идентичная современной, была утверждена ещё в 1710-х, при королеве Анне. Появились специально обученные люди, которые рассматривали изобретения, а король уже ничего не подписывал — у него других дел полно. 

— Почему мы так сильно задержались?

— Позже начали. Давайте вспомним Петра I, который рубил окно в Европу. Только тогда появились первые изобретатели, чьи имена мы знаем. Дальше нагоняли, конечно, огромными шагами, но именно нагоняли. 

Мы вообще часто нагоняем.

Если наложить нашу историю на европейскую, можно увидеть, что у нас всё то же самое, только с опозданием на 150 лет. Дело, видимо, в укладе. При этом нельзя сказать, что у нас так уж сильны традиции. Нет, в той же Англии они сильнее, просто почему-то не давят. 

Когда мы немножко отходим от привычного уклада, сразу нагоняем Запад. Например, в конце XIX века в электротехнике были шикарные разработки, очень сильная математическая школа. 

Изобретено в России: История русской изобретательской мысли от Петра I до Николая II
Изобретено в СССР: История изобретательской мысли с 1917 по 1991 год

Как возникло патентное право в россии


Авторское право в Российской империи впервые появилось только в 1820 году. Согласно Положению о правах сочинителей, изобретения должны были охраняться в течение всей жизни автора и 25 лет после его смерти. Авторским правом наделял монарх. Более современный закон был принят в 1886 году. Положение о привилегиях на изобретения и усовершенствования определило правила рассмотрения заявок, сроки выдачи патентов, принципы их передачи или продажи, а также наказания за различные нарушения. Оно действовал до 1924 года.

Литейный мост в Санкт-Петербурге, освещенный электрическими свечами Яблочкова. 

Советская марка с изображением П.Н. Яблочкова

Гостиница, освещенная электрическими свечами Яблочкова.

Схема фонаря и держателя для электрических свечей Яблочкова. 

Что такого произошло в конце XIX века, что Россия стала о-го-го?

— Несколько вещей. Во-первых, это пик промышленной революции. В первую очередь в электротехнике. Тогда электричество было богом. Вот оно было просто лабораторным опытом, а вот уже без него невозможно жить. В России этот технологический рывок наложился на появление авторского права. 

Кроме того, стало гораздо проще путешествовать по миру. Из России в Европу люди ездили постоянно. Стали увозить и привозить технологии. Павел Яблочков, к примеру, свои электрические свечи придумал, сидя на Парижской выставке. В XVIII веке он бы в жизни не попал на такое мероприятие.

Павел Николаевич Яблочков (1847–1894)


Российский электротехник, военный инженер и изобретатель. Самое значимое изобретение — дуговая лампа. Она состояла из двух угольных стержней, разделённых изоляционным материалом-прокладкой из специальной огнеупорной глины. Свет получался достаточно ярким, можно было освещать как помещения, так и ночные улицы. «Свеча Яблочкова» — первая электрическая лампочка, получившая широкое распространение.

Во всём мире XIX век был эпохой прогресса. Если бы и здесь Россия оказалась в стороне, можно было бы ставить на ней крест. Но Россия сделала рывок и вошла в мировой топ технологических держав. Во многом благодаря этому мы видим вокруг то, что видим, а не Зимбабве (ничего против Зимбабве при этом не имею). 

— Топ-10?

— Топ-10 — точно. Может, даже топ-5. Например, кораблестроение у нас было одним из сильнейших в мире. А ледоколы, кроме нас, вообще никто не умел строить. Разве что речные. 

Советский период

Павел Николаевич Яблочков (1847–1894)


Российский электротехник, военный инженер и изобретатель. Самое значимое изобретение — дуговая лампа. Она состояла из двух угольных стержней, разделённых изоляционным материалом-прокладкой из специальной огнеупорной глины. Свет получался достаточно ярким, можно было освещать как помещения, так и ночные улицы. «Свеча Яблочкова» — первая электрическая лампочка, получившая широкое распространение.

— Перейдём к СССР. Есть распространённое мнение: в СССР люди жили, конечно, небогато, зато…

— Люди жили в чудовищной нищете, если говорить откровенно. Другое дело, что она была распределена равномерно, поэтому её особенно не замечали. Любители СССР на это обычно говорят: «Зато у нас не было такого количества бомжей, как в Нью-Йорке». Так-то оно так, вот только нью-йоркский бомж мог поднатужиться и перестать быть бомжом. И стать владельцем транснациональной корпорации. Конечно, ему для этого пришлось бы много и тяжело работать. Но при советском строе и такой возможности не было. Ты быстро упирался в потолок, выше которого вырасти было нельзя. 

— Но зато при советской власти первый человек, гражданин СССР, полетел в космос, был создан первый в мире сверхзвуковой самолёт (вы пишете о нём в вашей книге). Атомная бомба, наконец. Люди, как утверждают защитники СССР, больше думали не о себе, а об общественном благе…

— Позвольте вас прервать. Лично мне безразлично общественное благо. СССР в 1961 году отправил человека в космос. Это так. Но в то же время в стране не производили, простите, туалетную бумагу. Её начали делать только в 1969-м. Сравните с Сингапуром. Там в 1961-м были нищие рыбаки, которые плавали на плоскодонках. А в 2011 году, когда я туда впервые приехал, зашёл в общественный туалет и обнаружил автоматизированную, оснащённую датчиком подмывалку с тёплой водой. Кажется, именно тогда в туалете сингапурского аэропорта я понял, что не нужны никакие подвиги, никакой Гагарин, никакие ракеты и великие свершения, если в стране нет туалетной бумаги. Не говоря об автоматизированных подмывалках. А атомная бомба не нужна вообще — ни при каких обстоятельствах.

Космос — это не подвиг, а площадка, которую можно использовать для организации связи, вещания, навигации. Запускать ракету ради подвига — глупость. Конечно, здесь есть тонкий момент: так или иначе всё это служило прогрессу. Но напрямую общество от эпических прорывов в далёких от народа областях ничего не получало. 

Или опять же атомная бомба. Вот зачем человеку, который живёт в коммуналке, атомная бомба? 

Первая советская атомная бомба.  Фото: В. Снеговский / ТАСС

— Он, может быть, испытывает гордость. Не просто так страдает без туалетной бумаги — в интересах общего дела. 

— Это чудовищно. Я, например, не хочу страдать. Я хочу, чтобы у меня был телек с дистанционным пультом и лужайка с газонокосилкой. Одной моей родственнице, которая живёт под Москвой, только в прошлом году провели канализацию. В 2018 году!

Всё должно идти параллельно: нужно, чтобы и ракеты в космос запускали, и канализацию проводили. У нас же был явный перегиб. Не только у нас, конечно. Все диктатуры похожим образом устроены: Северная Корея, африканские государства. В Чили при Пиночете было то же самое. Экономика росла, но люди жили в фавелах. Человек не должен жить в фавеле при развитой экономике.

Нужен свободный рынок. Тогда у людей будет возможность самостоятельно повлиять на окружающую среду. Государство пускай запускает ракеты, а мы откроем бизнес по производству газонокосилок и канализационных систем.

Кислородный коктейль в комнате здоровья на заводе. Фото: Сабаляускас Альгирдас / ТАСС

— Как-то вы обмолвились, что ваше любимое изобретение за весь советский период — кислородные коктейли. Чем они вам нравятся?

— Большинство советских изобретений заточены под вселенский пиар: «Кузькина мать» и вот это всё. Или фундаментальная наука, атомные станции. Но почти не было ничего бытового: всё, что люди видели вокруг себя, приходя домой, было изобретено не у нас. Простые вещи мы только копировали. И вдруг появляется просто прикольная вкусняшка, не имеющая отношения к фундаментальным наукам, не призванная показать всему миру наше космическое превосходство.

Позже было доказано, что пользы для здоровья от кислородных коктейлей никакой нет. Но я всё равно люблю эту историю, потому что она позитивная и добрая. Знаменитый патофизиолог, доктор медицинских наук Николай Николаевич Сиротинин придумал и реализовал эту идею, когда ему было 64 года. 

Николай Сиротинин (1896–1977)


Изобретатель кислородного коктейля. Исследуя в начале 1960 годов дыхательную функцию желудка, обнаружил, что пациент может получать кислород, если просто будет есть ложкой специальную насыщенную медицинским кислородом пену. Вскоре началось серийное производство аппаратов для её получения — под маркой «Здоровье». Бренд сохранился до сих пор, хотя потом и было доказано, что особой пользы от кислородных коктейлей нет.

Кислородный коктейль в комнате здоровья на заводе. Фото: Сабаляускас Альгирдас / ТАСС

Наше время

Иван Плотников (1902–1995)


Изобретатель кирзовых сапог, точнее технологии переработки кирзы, плотной многослойной хлопчатобумажной ткани. Первые кирзовые сапоги были изготовлены в 1935 году. Максимально широкое применение изобретение Плотникова нашло в 1941 году, когда началась Великая Отечественная война.

— Предлагаю перейти в наше время. Сейчас свободы больше, но прорывов меньше. Может, дело в том, что изобретатель — как художник: ему полезно страдать?

— Художник страдать должен, изобретатель — нет. Наука и изобретательство рождаются в комфорте. В СССР это понимали. У высших кругов советского научного сообщества в 1960-х и 1970-х были очень благоприятные условия: специальные профессорские дома, хорошие зарплаты, солидные премии. Кого-то выпускали за границу. Понятно, что за рубежом люди такого уровня могли себе позволить гораздо больше. И тем не менее.

Великих изобретателей, успешно творивших в коммуналках, почти не было. Сходу могу назвать разве что Ивана Плотникова. По сути, этот человек разработал технологию производства кирзы для сапог, в которые была обута вся Красная армия в Великую Отечественную и потом во всех военных конфликтах. Вот он прожил всю жизнь в комнате. Но тут дело, наверное, в том, что после войны он стал никому не нужен. Тех, кто был нужен, Родина, как правило, не обижала. 

Иван Плотников (1902–1995)


Изобретатель кирзовых сапог, точнее технологии переработки кирзы, плотной многослойной хлопчатобумажной ткани. Первые кирзовые сапоги были изготовлены в 1935 году. Максимально широкое применение изобретение Плотникова нашло в 1941 году, когда началась Великая Отечественная война.

— В 1990-х и 2000-х был большой всплеск инноваций — в Рунете. А сейчас как-то тихо. 

— Ничего удивительного. Во времена перемен всегда возникают какие-то яркие штуки. Так было в Польше, Чехии и Словакии, Прибалтике… Россия не уникальна. 

— Да, но «Яндекс», например, только в России появился.

— Естественно, что страна, где проживают 150 млн человек, создала больше, чем маленькие прибалтийские страны. Но процессы одни и те же. Появились новые институты, новые способы взаимодействия.

Советские солдаты в Берлине. В кирзовые сапоги была обута вся Красная Армия в Великую Отечественную Войну. Фото: Марк Редькин

— Согласно совместному исследованию Массачусетского технологического института (Massachusetts Institute of Technology, MIT) и Европейского университета, инноваций в России мало, потому что отсутствует предпринимательский дух, нет делового подхода. 

— Просто экономическая ситуация сейчас такова, что проще сделать стул для одного чиновника, чем запустить серийное производство. Возьмите, например, наши жуткие косвенные и скрытые налоги, которые съедают всю прибыль: снаружи 13%, а потом оказывается, что за каждого сотрудника ты должен платить 40 с лишним. Когда люди в России сталкиваются с такими сложностями, решают не связываться. О каких инновациях тогда может идти речь? 

— Проще уехать?

— И уезжают. Вот яркий пример — разработчики толкового метода получения графена Андрей Гейм и Константин Новосёлов. Они эмигрировали в Нидерланды. Новосёлов в каком-то интервью на вопрос о возвращении в Россию отвечал, что он об этом думал, но его останавливает то, что в европейских благоприятных условиях он может сделать для мира гораздо больше, чем здесь.

— Завершая, хочу спросить вас вот о чём. Есть ли у российской изобретательной мысли какая-то характерная особенность. Например, считается, что наша национальная черта — смекалка.

— Смекалка присуща любому изобретателю, любому учёному. Откуда пошёл этот стереотип? Быт у нас всегда был устроен очень и очень плохо. Соответственно, ценилось умение сделать что угодно из подручных средств.

— Но многие всё же это отмечают. Российские программисты, например, сами про себя говорят: смекалка — наше преимущество.

— Подозреваю, что это профессиональная деформация. Я бы не выделял российских программистов среди прочих — есть сильные американские, китайские, английские программисты. Вопрос только в том, от чего отталкивается конкретный разработчик. Скажем, вот Алексей Пажитнов придумал «Тетрис». Но почему он его придумал? Потому что он, как и многие советские дети, много играл в «Пентамино», что-то вроде настольного тетриса 1960-х. Попади эта игра в руки китайскому программисту, он бы сделал то же самое.

Я считаю, что все нации равны. Никакой русской или американской смекалки не существует. 

Алексей Пажитнов


Будущий изобретатель «Тетриса» в советское время работал в Вычислительном центре Академии наук СССР, занимался проблемами искусственного интеллекта и распознавания речи. Игру он разработал там же — вместе с коллегой Дмитрием Павловским. Также в создании «Тетриса» принимал участие 16-летний школьник Вадим Герасимов. Первую коммерческую версию «Тетриса» выпустила американская компания Spectrum HoloByte. Большой успех пришёл, когда права на игру приобрела Nintendo.

1 комментарий

Написать комментарий