Mac World

Режиссер и сценарист нового фильма о Стиве Джобсе рассказали, как создавался байопик

В начале сентября состоялся закрытый показ нового биографического фильма о Стиве Джобсе. Критики положительно отозвались о картине, назвав ее одним из главных претендентов на кинопремию «Оскар».

steve-jobs-michael-fassbender-1

Сооснователь Apple Стив Возняк также остался в восторге от увиденного. «Я смотрел не смонтированный до конца материал, и все равно ощущения были такие, словно я вижу не актеров, а живых людей, в том числе и самого Джобса», — отметил Возняк.

Создатели картины — режиссер Дэнни Бойл, сценарист Аарон Соркин и актеры Кейт Уинслет и Сет Роген — на открытом обсуждении картины рассказали, как она создавалась. Ресурс Cinemotionlab подготовил краткий конспект беседы.

1. Соркин вдохновлялся биографией, написанной Уолтером Айзексоном, но старался избегать типичной для байопиков восходящей структуры — «от колыбели до могилы», — поскольку аудитория уже к ней привыкла. Сценарист хотел акцентировать глубину через более широкий взгляд на Джобса, скорее дать его живописный портрет, а не фотографию.

2. Соркин сказал, что чувствует себя «драматургом, который претендует на звание сценариста», и отметил, что начал писать с того, с чего всегда начинает: с нуля, не зная вообще ничего: «Вы всегда начинаете с того, что бьетесь головой об стену, а идеи не приходят».

3. Наконец, он ухватился за идею структурировать фильм следующим образом: это должны быть три [одноактные] сцены, которые будут происходить в режиме реального времени в очень закрытом пространстве« — это подходило его стремлению написать пьесу.

4. Он обратился к Sony и продюсеру Скотту Рудину с вопросом, можно ли так радикально, даже экспериментально, подойти к структуре истории и как далеко ему позволено зайти, прежде чем они решат его остановить и вернуть к более подходящему варианту. Соркин удивился, когда они искренне одобрили его подход и велели ему следовать.

5. Соркин примерно год изучал материал и еще один год писал сценарий. Получился 200-страничный вариант, построенный на диалогах и сконцентрированный на истории выпуска трех продуктов Apple. Соркин предупредил, что его не волновало, как были изобретены эти культовые продукты, он скорее использовал их в качестве повода, естественного конфликта на заднем плане, чтобы три раза взглянуть на личность Джобса.

6. Затем к проекту присоединился Дэнни Бойл: ему показалось, что этот фильм станет естественной парой для «Социальной сети». В той картине герои практически всегда оставались сидящими и изредка вставали в критические моменты повествования. А в байопике Джобса эта конструкция была вывернута — главные герои почти всегда на ногах и передвигаются.

7. Бойл отметил, что операторская работа в картине — особенно сцены со стедикамом — использовалась не только, чтобы заснять последовательность событий, но драматизировать действие специфическим образом. Режиссер учел, что в сценарии Соркина визуально сцены повторяются (все происходит в закрытом пространстве и сконцентрировано на выпуске продукции Apple), поэтому сделал так, что камеры фиксировали разное эмоциональное настроение трех сцен-актов. Первый акт снимался так, чтобы сделать акцент на «энергии молодости» и рассказать «миф о создании». Второй акт получился более элегантным и обдуманным, образец «арки повествования» о том, как Джобс и Apple развивались. Третий акт должен был подчеркнуть стремление Apple стать образцом простоты как предела совершенства.

8. Когда Соркина спросили о доле художественного вымысла, которая может быть в новом фильме, как и всяком байопике, он ответил, что «между журналистикой и искусством есть большая разница». Он вспомнил, как работал вместе с Майком Николсом на «Войне Чарли Уилсона». Тот сказал ему: «Искусство не должно рассказывать, что действительно произошло».

9. Соркин повторил, что его главной сценарной интенцией было акцентировать «пять противоречий в биографии Стива… и драматизировать их в одном месте в краткий промежуток времени… это не фотография, это живописный портрет. Факт, что какого-то конкретного разговора не было, не важен для меня. Важна была правда, которой я не хотел изменить… Я не старался все написать с точностью».

10. Когда Соркина спросили о творческом процессе, он пошутил: «Случайному человеку со стороны показалось бы, что на раннем этапе вся моя работа состояла в лежании на диване и просмотре EPSN. Но так я и работал».

11. И уточнил: «На самом деле надо пройти через всю эту внутреннюю кухню, прежде чем приступить писать. Я не люблю „рисовать пальцами“: все эти „Давайте начнем и посмотрим, как будет получаться“. Я хочу собрать как можно больше информации. Знать намерения и препятствия — я преклоняюсь перед таким методом работы. Кто-то чего-то хочет, что-то происходит именно таким образом. Каждая сцена должна так работать. Сначала вы протягиваете бельевую веревку, а потом „вешаете“ на нее фильм».

12. Соркин о том, как он пишет: «Рядом со мной нет никого, когда я пишу. Я сам разыгрываю все, произношу вслух, материализиую все, что пишу. Иногда становлюсь так возбужден, когда все получается, что вдруг забываю записывать и потом обнаруживаю себя в двух кварталах от своего кабинета».

Возможно, начинающих сценаристов этот факт воодушевит: Соркин признался, что «удачных дней, когда получается хорошо писать, у него гораздо меньше, чем неудачных. Как правило, рабочий день заканчивается ничем, не знаешь, что делать завтра. Как правило, ты чувствуешь, что застрял, что не только ты не сможешь все это написать, что вообще не получится больше ничего придумать».

10 комментариев

Написать комментарий