Развлечения

Что не так с пятым сезоном «Черного зеркала». Осторожно, спойлеры!

5 июня Netflix выложил новый сезон «Черного зеркала». За годы существования у этого сериала появилось несколько эпигонов, некоторые из которых — в первую очередь, громогласные «Годы» — привлекают упрямой напористостью и магнетизмом. Тем, чем «Черное зеркало» больше похвастаться, увы, не может. 

Striking Vipers («Атакующие гадюки») 

Первый эпизод пятого сезона — Striking Vipers («Атакующие гадюки») — довольно трогательная история о дружбе через призму гендерной флюидности. The Guardian называет его самым эмоциональным эпизодом в истории сериала. И это правда. Однако сюжетные повороты впечатляют меньше. 

Двое некогда лучших друзей Карл и Дэнни (Энтони Маки, он же Сокол из «Мстителей») — любители травки и серии Mortal Kombat — встречаются спустя десять лет. Теперь Дэнни — грустный семьянин, неумело увиливающий от попыток жены зачать второго ребёнка. А Карл так и остался холостяком и лишь время от времени водит в свою огромную пустую квартиру подруг-инстаграмщиц. На день рождения Дэнни друг дарит ему новую версию любимой игрушки, а заодно — игровую консоль с нейродатчиками. Она способна переносить сознание пользователя прямо в игровую вселенную. Старые друзья решают испытать новинку, забыв учесть, что одному придётся играть за мужского персонажа, а другому — за женского. В результате первая же онлайн-битва оборачивается киберсексом (параллель, надо сказать, довольно толстая). 


С самого начала у «Гадюк» был невероятный потенциал. Сюжет сразу ставит массу этических вопросов. Например, как провести границу между сексуальностью в цифровом пространстве и сексуальностью в физическом? Или как игра, способная полностью передавать тактильные ощущения одного гендера — другому, может изменить мышление и понимание человеком самого себя? Однако создатели «Черного зеркала» не дают ни одного внятного ответа. «Если мужской оргазм — это гитарное соло, то женский — это, ***, целый оркестр», — описывает свои ощущения Карл. И на этом исследование вопросов киберсекса в «Гадюках» в общем заканчивается. 

Smithereens («Осколки») 

Отсутствием глубины страдают все три эпизода пятого сезона. Генеральный посыл каждого лежит на поверхности, но внутри — пустовато. Пожалуй, больше всего это заметно в серии Smithereens («Осколки»). Главный герой Крис (звезда «Шерлока» Эндрю Скотт) — нервный таксист, мечтающий отомстить  некой корпорации (в ней угадывается Facebook) за трагедию в личной жизни. Каждый день он останавливает машину у офиса компании и ждёт, пока в неё не сядет кто-нибудь из сотрудников, чтобы похитить его и с его помощью свести счеты с их боссом. 

Но сценарист Чарли Брукер ленится пофантазировать о деталях, все 70 минут экранного времени история движется прямолинейно, грубо и по самому простому пути: оказывается, соцсети вызывают привыкание, а пользоваться смартфоном за рулем небезопасно. Ну надо же! 

По ходу действия открывается, что CEO корпорации вовсе не бездушный робот. Кажется, он даже способен на сочувствие — спасибо десятидневной випассане. Больше того, он просто несчастный заложник бюрократической системы: царь бы рад все изменить, да бояре разбушевались. А корпоративное государство тем временем превратилось в монстра. 

Единственная потенциально мощная сюжетная линия эпизода — side-story об отчаянной матери, которая уже год ищет способы войти в аккаунт дочери-самоубийцы (после трех неудачных попыток входа соцсеть банит её на сутки). Но сценарист так и не доводит её до логического конца, придушивая вялой сентиментальностью. 

Первые сезоны еще британского «Черного зеркала» немного раздражали назидательностью и манипулятивностью, однако ни одну из историй нельзя было упрекнуть в отсутствии второго дна. Теперь же все наоборот: авторскому голосу явно не хватает твердости, убежденности в своей правоте. Кажется, что ещё чуть-чуть и мы услышим что-то вроде «На все воля божья». 

Rachel, Jack and Ashley Too («Рейчел, Джек и Эшли тоже»)

В этом плане меньше всего претензий к последнему эпизоду: Rachel, Jack and Ashley Too («Рейчел, Джек и Эшли тоже»), который, по иронии, зрителям понравился как раз меньше всего. Это история 24-летней поп-певицы Эшли О, которую играет Майли Сайрус: девушка давно переросла приторно-девичий сценический образ, сочиняет депрессивные песни, которые приходят ей во снах, и выплевывает антидепрессанты — ее ими пичкает тетка-менеджер. Чтобы подстегнуть интерес к будущему альбому, который никак не пишется, агенты певицы выпускают «Эшли Вторую» — самообучающуюся куклу-робота, которая разговаривает голосом Эшли О. Одного из таких роботов дарят 14-летней школьнице Рейчел, они быстро становятся подругами — и с этого момента начинаются неприятности.  

«Рейчел, Джек и Эшли тоже» стартует как довольно мрачная история о потере контроля над собственной жизнью, но постепенно превращается в фарс — настолько же обаятельный и нелепый, как подростковые сериалы Disney. В кульминационной сцене Рейчел и ее сестра угоняют обитый плюшем отцовский фургон, чтобы спасти Эшли О: злая тетка ввела ее в кому с помощью отравленных креветок, и, пока та спит, скачивает из ее головы музыку. Новые песни злодейка собирается использовать во время турне, где за Эшли О будет петь ее голографический двойник. Этот обаятельный сюжетный балаган завораживает так же, как если бы на цирковую арену города Гомель неожиданно вышел Дэвид Копперфильд. 

В «Рейчел, Джек и Эшли тоже» Сайрус играет фактически саму себя. Ее карьера началась с диснеевского сериала «Ханна Монтана» — там она исполняла роль простой школьницы, которая по вечерам перевоплощалась в поп-звезду. В финале «Рейчел, Джек и Эшли тоже» главная героиня отказывается от давлевшего над ней медийного образа Эшли О и ударяется в андеграунд. Точно так же, как и сама Сайрус, которая в 2013 году отрезала кудри, сменила платья принцессы на провокационные трико и села верхом на шар-бабу. Сценаристам не пришлось выдавливать из себя шокирующий сюжетный твист — он нашел их сам. 

В общем, к пятому сезону «Черного зеркала» окончательно стало понятно: черпать идеи в одном технопессимизме больше не получается — этот горшочек, увы, пуст. А технофатализм как-то не цепляет. 

Редакция Digger ведет канал в «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь!  

Фото: Black Mirror 

3 комментария

Написать комментарий